Истории из уст мертвеца. Рассказ десятый

марта 20, 2014

Под древо шиншапа вновь царь Пратиштханы вернулся
И труп тот с Веталой взвалил он на спину себе
Под тяжестью этого трупа правитель пригнулся:
Казалось, что он упражняется с кем-то в борьбе.

И двинулся в путь царь. К нему обратился Ветала —
— «Ты, царь, утомился носить этот труп без конца
Сомнения нету: ты выглядишь очень устало.
Сейчас отдохнешь, ты, прослушав мой сказ до конца.

О верной слову Маданасени

Жил некогда царь Вирабаху, король благородный.
Своей ратной доблестью он превзошёл остальных.
Жил в городе Анангапур тот любимец народный,
Своих горожан защищая от бед и от лих.

В столице его жил купец, жил довольно богато:
Водил караваны свои он по странам иным.
Известен он был: его имя было Артхадатта.
Шелками торговлю он вёл и товаром иным.

Сынов он немало имел, продолжателей рода
Из них Дханадатта был старший. Была также дочь
Её звали Маданасени: она год от года
Красой наполнялась, похожа на лотос точь в точь.

Вот, Маданасени узрел близкий друг её брата:
Такой же молоденький парень, купеческий сын.
Он также богат был и имя носил Дхармадатта:
Тогда он прогуливался в пышной роще один…

Маданасени с подружками в рощице этой
Весьма беззаботно в игре коротали досуг,
И Бог любви Кама, в Немеркнущих Ведах воспетый,
Направил на сына купца свой прославленный лук…

Невинная, юная, была она столь прекрасна,
Что начал сходить сын купца от любви с ума —
— «О, горе мне! Сердце похитила девица красна,
И с грудью пустою оставила парня она!»

Так, мыслями теми охвачен, он ей любовался:
:Она приковала своей красотой его взор
Из сердца его полыхающим пламенем рвался
Огонь вожделенья, сравнявшись с вершинами гор.

Когда та вернулась в свой дом, сердце парня забилось
Едва ль не покинув пустое пространство груди
Та дева как Солнце, что за горизонт закатилось,
Оставила чаянья парня того позади

Узнав, что красавица эта сокрылась за дверью,
Луна без опаски над миром простёрла лучи:
Она до восхода свою основала империю.
Ей песни воспели цикады, сверчки и сычи

Но, всё же прохладные лучики лунного света
Купецкого сына никак не могли охладить
Он корчился, думая — «Где же красавица эта
Что без всякой битвы сумела меня победить?»

Он корчился в ложе своём и лил слёзы ручьями
А родичам, что беспокоились, не говорил
Осталась так ночи уж добрая часть за плечами
Пока парня сон, словно призрачный змей, не обвил.

Но даже в объятиях сна был он с этой девицей:
Ласкал без конца он ту деву, любовью объят.
И что только не совершил он во сне с той юницей:
:До самого Солнца восхода он был очень рад.

Проснувшись поутру, купеческий сын Дхармадатта
Направил шаги свои к саду, там встретя её:
Она одиноко стояла, одета богато
И ждала любимых подруг — окруженье своё…

Желая объятий красавицы, юноша этот
Стал Маданасени молить о свидании с ним;
И в ноги упал ей: веками испытанный метод;
И думал уверенно он, что победа за ним.

Но молвила девица эта, в смущеньи краснея:
Помолвленная уж давно, о, купеческий сын,
И замужем буду уже через несколько дней я
Уйди поскорее, ведь мы здесь один на один!

Узнай, о, купеческий сын: мой отец Артхадатта
Помолвил меня ещё в детстве с моим женихом
Купец состоятельный это был — Самудрадатта
Вне всяких сомнений, о, юноша: ты с ним знаком.

Скорей уходи, молодец, иль беды не избегнуть!»
И молвил купеческий сын: «Мне не жить без тебя!»
Подумала дева — «Он может к насилью прибегнуть:
От сильного парня навряд ли спасу я себя…»

И молвила дочка купца — «Пусть замужество это
Произойдёт, как и должно на радость отцу
А после того, под сиянием лунного света
Я встречусь с тобою конечно: мне врать не к лицу!

Ответил тогда Дхармадатта, той деве переча —
— «Любимая мне для чего из чужих грязных рук
Не нужна тогда мне и даром с тобой эта встреча
Зачем мне с тобою тогда коротать свой досуг

Зачем медоносной пчеле бесполезный цветочек,
Нектар чей испит до конца уже кем-то другим
Ко мне приходи поскорей ты и без проволочек:
К тебе обращусь я, влекомый порывом благим.»

Ему отвечала на это купецкая дочка —
— «Как только обряд совершится, к тебе я приду!»
Сказал Дхармадатта — «Клянись мне на этом и точка!
Лишь только тогда я отсюда довольный уйду.»

Святым обещаньем пришлось мне скрепить свои речи,
Тогда только он отпустил эту деву домой…
Пронесся уж в прошлое день неприятной их встречи,
Весьма опорочившей Маданасени виной.

И, вот, настал день этой свадьбы купеческой дочи
И был завершен, наконец-то венчанья обряд:
Там были цветы, угощенье, оркестр и прочее
Отец, выдав замуж её, был несказанно рад.

Жена молодая весь день была в доме у мужа
А ночью осталась с ним в опочивальне одна
Она не поддалась любовным объятиям мужа
И начала плакать, как-будто меж ними стена

Сказал ей муж Самудрадатта — «С тобой что такое?
Со мной не желаешь ты брачное ложе делить.
Меня избегая, ты льёшь свои слёзы рекою,
А ведь обещала лелеять меня и любить:

Коль ты не желаешь меня, о, прекрасная дева,
Какую мне радость доставит та близость с тобой
Ступай же к любимому ты поскорее — «налево»
И подле меня ты на ложе на брачном не ной!»

Понурив главу свою низко, та молвила мужу —
— «Дороже ты жизни самой для меня, мой супруг
Послушать мои причитанья тебя удосужу:
:Нырни же сознанием в бездну моих женских мук:

Скажи, что ты мстить мне не будешь за это признанье.
И не накажешь меня. Поклянись мне на том.
Услышь же историю, произошедшую ранее!»:
:Сказала она, покраснев с непритворным стыдом —

— «Однажды была я в отцовском саду в одиночку
Меня там увидел друг брата и стал одержим
«В тебя я влюбился безумно в купецкую дочку!»:
:Сказал он мне страстно, стрелою Амура пленим.

По мере всех сил помешать ему я попыталась,
Но он, одержим Купидоном, был неумолим.
Чтоб силой не взял меня он, перед ним я поклялась,
Что после обряда я ночью явлюсь перед ним.

Плод выдачи дочери замуж своим обещаньем
Спасти для отца я смогла лишь, супруг мой благой
Тебя ради Правды должна я унизить прощаньем
Но вскоре вернусь я назад, о, мой муж дорогой

Ведь я ещё с детства, о, муж мой, едва ль не с пелёнок
Блюла весьма тщательно Правды Великой Обет.»
Купец был бессилен пред нею как малый ребёнок,
Ведь правда её не давала ответить ей «Нет!»…

Подумал купец — «О, увы! Пусть уходит быстрее.
Обет я не в силах правдивый нарушить её…
Теперь я страдаю, всю мира жестокость узрея,
И не понимаю: зачем я взял замуж её!»

Немного подумав, ей муж разрешил удалиться,
И Маданасени покинула в спехе тот дом.
Как-будто Луна, полуночного неба царица,
Та град осветила, который окутан был сном

Мрак, заполонив всё пространство, объял всё живое
Все лотосы тут же закрылись, как Солнце зашло.
А пчёлы, что в них восседали по трое — по двое
Скорей их покинули, перепугавшись зело.

Разлили по ветру ночному свои ароматы
Различнейших форм и расцветок ночные цветы:
В сиянии лунном они, эйфорией объяты,
Раскрыли свои средоточья как-будто бы рты.

А Маданасени шла тёмными скверами града,
Но тут её вор полуночный схватил за подол:
«Попалась, голубушка в руки ко мне: вот отрада —
— Во тьме, одинокий, себе я потеху нашёл!

А ну, признавайся: куда направляешь шаги ты
Ведь знаешь прекрасно, что ночью опасно ходить!
Спешишь ты куда-то одна и без всяческой свиты…»
Сказала та вору — «Изволь меня, вор, отпустить!

Иду я по делу. Зачем тебе, жулику это?
Возьми украшенья мои и уйди поскорей!»
Но вор рассмеялся — «Зачем мне златые браслеты
А также твои жемчуга из восточных морей.

Когда предо мною само украшение Мира,
Чей лик уподоблен сияющей полной Луне,
Чьи очи похожи на два драгоценных сапфира,
А тело похоже на слиток из злата вполне.

Чьи волосы — чёрный агат, ну а стройные ноги
Подобны колоннам из мрамора в доме царя.
Твои побрякушки в сравненьи с тобою — убоги:
:О, милая девица, ты вырываешься зря!»

Когда вор такое сказал, ничего не осталось
Купеческой дочке, как только сказать ему всё
А также добавила — «Ты подожди меня малость:
К тебе я вернусь непременно. Вот слово мое!»

Поверил красавице вор, отпустив её с миром,
А сам ожидать стал её возвращенья назад…
Под небом полночным светящимся тёмным сапфиром
Увидел её Дхармадатта и был очень рад…

Хотя он желал её страстно, но зрея воочью,
Что та в одиночку пришла и стоит перед ним
Хоть всё было очень спокойно той тёмною ночью,
Её он не тронул, правдивостью девы пленим.

Её расспросив обо всём, что с ней было пред этим,
Промолвил он ей — «Рад я очень: ты слову верна.
Ступай же назад поскорей: я доволен всем этим.
На что мне, о, Маданасени, чужая жена?»

Покинув купецкого сына, она поспешила
Исполнить своё обещанье пред этим вором.
Спросил её жулик — «Поведай мне, что с тобой было:
Желаю узнать я об этом своим всем нутром!»

Она ему всё рассказала, что там приключилось
И то, как купеческий сын её прочь отпустил…
Промолвил ей вор — «Коль купец оказал тебе милость,
И я отпустить тебя к мужу невинной решил!

Ступай же домой: не нужны мне твои украшенья,
Поскольку правдивость твоя по душе мне весьма!»
Вор даже её проводил, оказав уваженье…
Та в доме увидела мужа, сходил что с ума.

Купец расспросил её по возвращеньи дословно,
И Маданасени ему рассказала о всём.
Подумал купец — «Безупречна она, безусловно:
Оставшись правдивой, та честь сохранила при том!»

И так, выраженье лица сделав невозмутимым
Самудрадатта от сердца жену восхвалил
Поступок жены был весьма высоко оценим им
И жизнью счастливою вместе купец с ней зажил.

Поведав историю эту Тривикрамасене
Ветала спросил короля — «О, правитель людей
В истории с этой красавицей,  Маданасени
Кто был благороден воистину из трёх людей:

Купцы это были иль вор? Ну а коль не ответишь:
Твоя голова разлетится на сотню кусков.
Так, смерть свою ты этой ночью безвременно встретишь
Ветале промолвил король — «Я ответить готов.

Судьба обделила наличием черт благородства
Обоих купцов: до вора им весьма далеко
Достоинства их пред тем вором как-будто уродство
Ведь сердце вора, не смотря ни на что — велико!

Муж, правда, красавице, свято правдивость хранящей
Из-под венца разрешил восвояси уйти,
Но полн благороднейших качеств, супруг настоящий
Не станет препятствовать женщине в этом пути:

К другому привязанную, он не станет неволить
Держа её, словно бы лошадь в уздечке стальной
Второй же купец не сумел себе радость позволить
Связаться средь ночи с чужого мужчины женой,

Поскольку боялся, что утром царь это узнает
От Самудрадатты и строго накажет его
И страсти полымя в то время часть силы теряет:
Поэтому, Маданасени ушла от него

Но, что же касается вора — он очень отчаян
Злодейство и грубая сила — его ремесло
А ночь сокрывает в сени своей множество тайн
Царю, правосудью и всяким законам назло!

Вор, заполучив ту красавицу, что беззащитна
Вреда не чиня, её прямо домой отпустил
По этому образу действий в нём рыцаря видно,
Хотя воровством своим он всем Законам претил

И тут же покойник с Веталой во тьме растворились,
И царь с неослабшим упорством пошёл их искать.
Свой долг пред монахом исполнить по-прежнему силясь,
Направил шаги царь ко древу шиншапа опять…

Продолжение: Рассказ одиннадцатый

Опубликовал: админ. Время публикации: 20.03.2014 в 10:04 в рубрике Без рубрики, а также в темах: Вы можете комментировать эту запись.

Поблагодарить. Или оставить отзыв:

biaxin 500mg diclofenac price cell phone software spy