Истории из уст мертвеца. Рассказ четырнадцатый

апреля 8, 2014

Под древом шиншапа опять царь Тривикрамасена.
Покойничка он увидал, что на древе висит.
Осуществить обещанье своё непременно
Решил государь, чьи слова, словно твёрдый гранит…

И, вот, царь на древо забрался, являя сноровку
И к трупу, что тихо качался по ветке подлез
Достал он палаш свой и мигом обрезал верёвку,
И снова взвалил на себя тела мёртвого вес.

Царь двинулся вдоль по дороге, на север шагая
И вновь тот ветала во трупе промолвил ему
«История есть для тебя у меня уж другая:
Рассказом своим я твою всю усталость сниму.

О купеческой дочери Ратнавати

Есть город Айодхья, который столицей был Рамы,
Великого Лучника, Бога в личине людской:
Нанёс он сообществу ракшасов тяжкие раны,
Пуская в них острые стрелы могучей рукой.

Когда-то в том городе правил монарх Виракету
Хранитель земли своей, непревзойдённый герой.
Король этот милостивый, преисполненный Свету
Был очень похожий на Солнце второе порой.

Народ защищал он, как Землю — стена крепостная
От всяких преступников и от полков басурман
Весьма досконально правителей долг понимая,
Царь был в исполненьи Закона уверен и рьян.

Жил в городе этом торговец один — Ратнадатта:
Купцов возглавлял он сообщество в городе том.
Под царской защитою жил он довольно богато:
Имущества, денег достаточно было при нём.

Жена Нандаянти родила купцу тому дочку:
Супруги, усердно молясь, получили её.
Цвела та и пахла подобно лесному цветочку.
Купчиха с купцом Ратнавати назвали её.

В жилище купца Ратнадатты, в родительской ласке
Она возрастала как лотос в Светила лучах
И, с ней возрастали казалось, без тени опаски
Краса, Послушанье и Прелесть у всех на очах.

Когда же достигла поры своей юности дева
И вся красота её, видно, вошла в свой зенит,
Она источала нектар свой направо-налево,
Влекла женихов, как кусочки железа — магнит.

Купцы к ней богатые сватались долгое время,
И, даже цари приходили к ней руку просить,
Но та не желала замужества, словно бы бремя,
И радостей женских в семье не желала вкусить…

Мужчин, что к ней свататься шли, дева та не терпела
И не желала себе их в мужья принимать
Готова, скорее, убить своё бренное тело
Чем с ними себя брака узами прочно связать

Она говорила — «Они все глупцы и уродцы!
Я не понимаю: мужья мне такие на что?»
Отец, преисполненный к дочери нежных эмоций
Сносил это всё терпеливо, не зря ни на что…

Случилось однажды, что жители этого града
Собрались однажды и вместе явились к царю —
— «Нарушенны в царской столице покой и отрада:
:Привольно живётся во граде Айодхье ворью!

С завидной настойчивостью они каждою ночью
Дома наши грабят, пока мы в кроватях лежим
К тебе обращаемся мы, власти всей средоточью:
Под гнётом воров мы и денно и нощно дрожим!

Правитель Айодхьи, поймать мы не можем их сами:
Тебе, о, божественный, следует их поунять.»
— «Мне стыдно весьма перед вашими, люди словами.
Откуда взялись здесь воры: не могу я понять.

Сказав это, царь повелел тех отчаянных воров
Разоблачить в срок кратчайший любою ценой.
Чтоб не было боле в народе таких разговоров
Решенье нашёл повелитель, что правил страной.

Повсюду в том городе царь Виракету поставил,
Ночных своих стражей, одетых в обычных людей,
Но этот поступок успеха ему не доставил,
И царь подзадумался в поисках новых идей.

Решил тогда царь самолично направить усилье
И жирную точку поставить на этой строке,
Чтоб не было в городе лжи беспокойств и насилья,
В дозор царь отправился с саблею острой в руке.

Идет царь, умело скрываясь в полуночной тени
Один-одинёшенек под тусклым светом Луны.
И, вдруг он увидел, как прячась в ночной светотени,
Крадётся какой-то субъект вдоль высокой стены.

Искусен весьма в разных способах передвиженья
Неслышно крадётся он, словно бы кошка вночи,
Иль, словно в воде плывёт тихо Луны отраженье,
Имея от врат темноты, вероятно, ключи.

«Вот тот, кто мне нужен: злодей этот сам, в одиночку
Всех горожан моих до смерти перепугал.
В его похожденьях обязан поставить я точку!»:
:Подумал правитель и тихо сближаться с ним стал.

Заметил царя ночной вор и спросил еле слышно —
— «Ты кто, незнакомец?» Ответил правитель — «Я — вор.»
Дружище, идём ко мне в дом: то отпразднуем пышно
Коллег по профессии я не встречал до сих пор.»

Правитель народа немедля на то согласился,
И, вместе с вором царь отправился в сумрачный лес.
В вора скрытый дом, в подземелье царь этот спустился:
Тот дом необычный себе не имел антитез.

Он был переполнен богатством, построен как надо;
В нём было роскошно, как-будто бы в царском дворце;
Тот дом украшала собой дивная колоннада:
Царь зрел на всё то, не скрывая восторг на лице.

Свет ярких светильников всё озарял подземелье:
Его отражало сиянье камней дорогих.
Глаза короля все те дива воочию зрели:
Он словно при жизни столкнулся уж с миром другим.

Как-будто Сутала вторая то было жилище:
Лишь Бали там не было — этих миров короля.
Сказал царю вор тот — «Сейчас приготовится пища.
Ты здесь подожди: ждёт роскошный нас пир опосля.»

В покоях соседних сокрывшись тот вор наконец-то
Оставил царя одного. В этот самый же миг
Служанка зашла и сказала — «Здесь гиблое место.
Ты, муж благородный сюда, как в пасть смерти проник!

Вор этот с тобою миндальничать, верно — не станет:
Злодейство готовится он над тобой учинить.
Тебя, о, достойный, конечно тот изверг обманет.
Скорей уходи ты отсюда, чтоб жизнь сохранить!»

Услышав совет той служанки, царь вышел поспешно,
Шаги направляя в Айодхью, родимый свой град.
Вернувшись в столицу, поднял царь войска свои спешно,
Чтоб в партии этой поставить вору шах и мат.

И войско царя прибыло в снаряжении полном
К тому подземелью, приказ от него получив.
Ревели войска те, подобно бушующим волнам,
Вора обиталище плотно в кольцо заключив.

Они того вора с различных сторон осадили,
И били в литавры, создав звук, похожий на гром;
В ракушки витые и в медные горны трубили,
Вора вызывая из тайных подземных хором.

Вор понял, что тайна его подземелья раскрыта,
И, что он как лис в своём логове уж обречён
В желаньи погибнуть, он вышел на битву открыто:
Вор, меч свой сжимая, был круглым щитом защищён.

Себя показал силачом он и воином смелым:
Он мужеством сверхчеловеческим был наделён.
Молниеносным движением очень умелым,
Слонам отсекал хобота в том сражении он.

Он ноги рубил лошадям и те наземь летели
Калеча наездников, что гарцевали на них.
Как-будто кокосы, что под южным Солнцем поспели,
Солдатские головы падали с плеч лишь за миг.

И, видя всё это воочью, Айодхьи правитель
Сам бросился в битву: он мастерски саблей владел.
Король Виракету, земли и закона хранитель
Движенье содеял и меч у врага улетел.

Потом царь разбил ему щит, бросив вора на землю,
И лично пленил, прочной вервью связавши вора.
Правитель Айодхьи, хранивший священную землю,
Промолвил солдатам — «Теперь возвращаться пора!»

Они отвезли того вора с его всем богатством
В родную столицу Айодхью потешить людей.
И царь Виракету, что славен нелицеприятством,
Вердикт огласил свой — «Пусть сядет на кол лиходей!»

И, вот, уже утром ведут стражи на место казни
Под дробь барабанную вора в стальных кандалах
Теперь у всех граждан Айодхьи как-будто бы праздник
Как белый туман поутру их рассеялся страх…

Купецкая дочь Ратнавати на всё то смотрела
Из своего дома, дивясь сквозь решётку окна.
Покрытого кровью и пылью, та вора узрела
И тут одолел её Кама: влюбилась она.

Та бросилась быстро к отцу своему и сказала —
— «Вот, стражи мужчину в цепях к месту казни ведут:
:Его-то как раз я супругом себе и избрала
Его защити от царя, что свершил этот суд.

Купец Ратнадатта при этом весьма изумился,
— «Ты с этим преступником хочешь идти под венец?!
К тебе не один государь в женихи уж просился
Зачем тебе смертник? Ему ведь уж скоро — конец!

Зачем тебе вдруг захотелось, чтоб вор сей негодный,
На смерть обречённый, попавший в немилость царя,
Твоим мужем стал, опозорив наш род благородный?
Так он уговаривал дочь, но всё то было зря.

Купец Ратнадатта к царю тогда поторопился
С прошением вора избавить от мук на колу
Купец, прося жизнь того вора, ничуть не скупился,
Но царь не желал нивкакую потворствовать злу,

Поскольку тот вор, доводивший всех до разоренья,
Ценой своей жизни был должен за всё заплатить.
Вернулся купец к своей дочке, исполнен смиренья —
— «Прости меня, дочь: не сумел я царя подкупить…»

В Сарайю-реке дочь купца совершив омовенье
Сказала всем родичам — «Я связанна с тем вором
Влачить без него свою жизнь мне не хватит терпенья.
Умру вместе с ним я, родня: разрази меня гром!»

Сказав это всем, та отправилась вора увидеть
И, сев в паланкин, прибыла к месту казни она
За ней шли все родичи, хоть не могли то всё видеть:
Те громко рыдали, хлебнув чашу горя до дна

Пока всё то происходило, на кол заострённый
Преступника этого главный палач насадил
Земли не касаясь ногами, Судьбой покорённый
Вор мучился сильно и дух из него уходил

И, тут он увидел купецкую дочь недалече
А с ним и купца Ратнадатту и родичей всех
Спросил он людей — «Чем обязан я им этой встрече:
Ведь будучи вором, при жизни творил я лишь грех?»

И люди ему рассказали историю эту.
Сначала тот вор обречённый вовсю зарыдал;
Потом от души рассмеялся, и так канул в Лету,
Оставив невечное тело, в котором страдал.

Сняла Ратнавати с кола его мёртвое тело
И быстро сложила она пирамиду из дров
И, вместе с вором Ратнавати взошла туда смело
С лампадой горящей в руках безо всяческих слов.

И в этот же миг вдруг раздался Божественный Голос:
:То Бхайрава молвил ей, что на кладбище живёт —
— «С твоей головы не падёт даже маленький волос
О, верная мужу, изволь сохранить свой живот.

Любой тебе дар на твой выбор я дать тебе волен:
К твоим Я услугам, о, верная мужу жена!»
Сказала Ратнавати — «Коли Ты мною доволен,
То буду я рада тому, что Ты дашь мне сполна.

Послушай, о, Бог Величайший: отец мой несчастен,
Поскольку он напрочь наследника рода лишён.
Пускай он к рожденью отпрысков будет причастен:
Пусть целую сотню сынов обретёт себе он!»

Сказал снова Бог ей — «Пусть будет, как ты пожелаешь,
Но ты, Ратнавати, ещё один дар избери.
Цены ты себе благородная, даже не знаешь.
Я жду, что ты скажешь, благая. Скорей говори.»

Сказала тогда Ратнавати — «О, Бог Мирозданья,
Коли мной доволен Ты, пусть мой супруг оживёт
К тому чтоб хорошим он был, приложи Ты старанья
Пускай добродетели полон, супруг мой живёт!»

— «Пускай так и будет, красавица. Муж твой воспрянет
Он будет исполнен всех качеств и благочестив.
А царь же ему свою милость оказывать станет
Его прегрешения в жизни той, прошлой, простив!»

Пока Бог с Трезубцем, незримый, всё это глаголил,
Поднялся казнённый тот вор, абсолютно здоров.
И зятя и дочку купец с собой взять соизволил,
Довольный весьма обещанием сотни сынов.

Роскошнейший праздник устроил купец Ратнадатта
С большим угощеньем, фейерверком и морем цветов.
Отпраздновал дочери свадьбу купец тот богато:
Купец Ратнадатта от счастья на всё был готов.

Айодхьи правитель, узнав о случившемся чуде,
Был очень обрадован этим и вора позвал —
— «Я очень доволен, что ты, вконец выбился в люди.
Мне нужен над войском такой доблестный генерал.»

Дела воровские свои вор отбросил, как бремя;
А также женился удачно на дочке купца;
Служенью царю бывший вор посвятил своё время,
Героя снискав репутацию и удальца.

Закончив историю эту, промолвил ветала —
— «Момент ты один объясни мне, о, царь-государь
А коль не ответишь: главы твоей боле не стало —
— В куски разлетится она. В грязь лицом не ударь.

Ты мне объясни, почему, на кол острый посажен,
При виде купеческой дочки с роднёю со всей,
Вдруг горько заплакал, весьма сильно обескуражен,
А после того засмеялся тот вор-лиходей?

Ответил владыка страны — «Вор рыдал от несчастья
И думал, страдая — «Как долг отплачу я купцу
Его не смогу я вернуть назад даже отчасти,
Ведь я умираю а он мне подобен отцу?»

Потом засмеялся преступник тот от изумленья
И размышлял — «Как могло это произойти?
Она королей отвергала всем на удивленье:
Меня же избрала, готового на кол взойти!

Воистину, женское сердце — загадка сплошная
К дверям его не подобрать никакие ключи
Пока говорил то король, о подвохе не зная,
Мертвец соскочил с него вмиг и исчезнул вночи…

Продолжение: Рассказ пятнадцатый

Опубликовал: админ. Время публикации: 08.04.2014 в 12:24 в рубрике Без рубрики, а также в темах: Вы можете комментировать эту запись.

Поблагодарить. Или оставить отзыв:

biaxin 500mg diclofenac price cell phone software spy