Истории из уст мертвеца. Рассказ третий

февраля 19, 2014

Тривикрамасена, царь, твёрдый в своём обещаньи
Как должно герою, уже возвращается вспять…
Он, слушая злобных шакалов во тьме завыванья,
Подходит ко страшному древу шиншапа опять.

Берёт мертвеца он, лежащего ниц под Луною,
Ту страшную ношу с усильем на плечи взвалив…
Ветала из трупа сказал — «С мертвецом за спиною
Туда-сюда бродишь ты, царь: это диво из див!

Не жутко ль тебе, о, король в это страшное время
Туда и обратно метаться в пугающей тьме?
Чтоб было не скучно нести то нелёгкое бремя,
Тебе расскажу я историю: внемли же мне!
О двух мудрых птицах из Паталипутры

На круге Подлунного Мира есть город прекрасный:
Паталипутра — название града того.
Викрамакесари жил там — государь многовластный:
Богатство и Слава свой кров обрели у него.

И был у него попугай, Видагдхачудамани:
Божественным знанием был он сполна наделён.
И знал попугай тот учёный немало писаний
Во многих науках он также был очень силён.

Как видно, злым Роком он был обречён на проклятье
И бремя телесное с тяжким усилием нёс.
Он, в яркие перья одетый, как-будто бы в платье,
Носил на лице крючковатый изогнутый нос…

Сын Викрамакесари, праведный принц государства,
Послушав совет попугая, себе взял жену
Достоинством равную, из Магадхийского царства,
Прекрасную ликом, что схожа собой на Луну.

У этой царевны жила необычная Майна
Божественным знаньем она обладала сполна
Известна была ей любая сокрытая тайна:
Нося птичье тело, она была очень умна.

Та Сомика имя носила: она с попугаем
Жила в одной клетке. Они были чудом средь птиц:
Порог интеллекта их видимо не досягаем,
Весьма далеко простираясь, не видел границ.

Хозяину вместе с хозяйкой те знаньем служили…
И, вот, попугай молвил Майне — «Послушай меня
Хозяин с хозяйкой давно нас уже подружили
Держа в златой клетке, лелея, а также кормя.

Давай жить с тобою, как муж живёт вместе с женою
Еда и жилище у нас ведь с тобой на двоих!
Вне всяких сомнений, ты будешь счастлива со мною
Наш брак будет благом огромным для нас обоих!»

Ему возразила та Майна — «О, друг мой любезный,
На ус намотай: я с мужчиною в связь не вступлю!
Мужчины все неблагодарны: сердца их железны.
Они все злодеи и я их за то не люблю!

На это сказал попугай, умудрён своим знаньем
Он сведущ был в тайнах и книги все знал наизусть
О, нет, дорогая: тебя поглотило незнанье
Своею тирадой ты вызвала на сердце грусть.

Все женщины — жестокосердны: в том нету сомнений
Они все злодейки, и это печальнейший факт!»
И тут разгорелся костёр всевозможнейших прений
В ход шли аргументы и громкая ругань не в такт.

Дебаты двух птиц не нашли меж собой разрешенья
И те полетели скорее свой спор разрешить.
Они меж собою взаимно приняли решенье:
Сыр-бор разгоревшийся должен сам принц потушить.

Коли будет прав попугай он возьмёт Майну в жёны
А ежели нет, то хозяйкой та станет ему.
К царевичу те подлетев, совершили поклоны,
И о своём споре тотчас рассказали ему.

Царевич у Майны спросил — «Ты скажи мне, о, птица,
Считаешь мужчин негодяями ты почему?
Истории ведать та Майна была мастерица:
Она повела свой рассказ весьма горький ему.
О неблагодарном Дханадатте

Камандика — есть такой город, Земли украшенье:
Там жил Артхадатта — богатый и знатный купец.
Он сына имел — Дханадатту. И, вот, Провиденье
Прервало купца того краткую жизнь, наконец.

Когда отец умер, тот юноша стал своеволен
И в кости играть пристрастился купеческий сын.
Так стал одержим он, игорным пристрастием болен,
И, спутавшись с плутами, стал совершенно другим…

Общенье с дурными людьми — корень древа порока
Он был разорён, всё богатство по ветру пустив
Весьма устыдившись такого от жизни урока
Покинул он град свой, глаза от стыда опустив

Так, долго бродил, путешествуя бренной юдолью
Купеческий сын, подгоняем жестокой судьбой
Мытарства терпя, одержимый душевною болью
Узрел город Чанданапур юноша пред собой

В надежде накормленным быть, постучал он в ворота
Купца одного. Тот же гостя тотчас накормил
Спросил Дханадатту купец — «Мне до боли охота
О племени-роде узнать, что тебя породил.

Откуда ты родом сынок и как здесь очутился:
:Об этом поведай свою ты историю мне!»
А юноша этот, что долго в скитаньях постился
О роде купцу рассказал, об отце и стране.

Купец этот понял, что род того юноши знатен
А также заметил, что был Дханадатта красив:
:Так, волей Судьбы того юношу сделал он зятем
Свою дочь Ратнавали вместе с приданным вручив.

Так, стал Дханадатта счастливо жить в доме у тестя
Свои все невзгоды он в этой идилльи забыл…
Но, вскоре ему надоело жить на этом месте:
Тянуло его в родной град, где он ранее жил

Богатство себе обретя, он желал разгуляться,
Уехав в Камандику, город, где жил до того…
Он с просьбой уехать туда, начал к тестю являться,
И, так, с превеликим трудом повлиял на него.

Забрал он отцовскую дочку в шелках драгоценных,
Украшенную ожерельями до самых пят;
На ней были серьги из изумрудов бесценных,
И перстни блистали с камнями на много карат.

Ещё прихватил он с собой пожилую служанку
И, сев на дорожку, отправился в долгий свой путь
Так, вышли они, наконец, на лесную полянку
Присев в тени древа бакула слегка отдохнуть.

Жене заявил Дханадатта — «В сем лесе опасно
Разбойников полн он, что прячутся там от царя
Хотя в украшеньях ты выглядишь очень прекрасно,
Но в этих местах, о, жена, ты красуешься зря

И снял он с жены её серьги и все ожерелья
А также браслеты и перстни, их силой забрав:
:Начало такое весёлого их новоселья
Такой у мужчин-игроков отвратительный нрав.

Жестокое сердце мужчин, что в азарте погрязли…
Которые льют себе в глотку хмельное вино;
Которые в низком разврате по шею увязли,
Те вниз опускаются в жизни на самое дно

И так, Дханадатта в своём неистовом стремленьи
Любою ценой обрести всё богатство жены
В колодец столкнул со старухою в остервененьи
Жену добродетельную безо всякой вины

Старуха-служанка в колодце том насмерть разбилась,
Но всё же жена Ратнавали осталась живой:
Она за лианы в паденьи своём зацепилась,
Укрыта от мужа кустами и пышной травой.

Из тьмы этой ямы глубокой, из страшной ловушки,
Та вылезла вскоре с весьма превеликим трудом:
На дне этой ямы осталось лишь тело старушки…
Жена Дханадатты пустилась искать отчий дом.

В пути спотыкаясь, сбивала та до крови ноги.
Назад добираться пришлось Ратнавали самой.
У каждого встречного спрашивая по дороге,
Добралась она, наконец-то под вечер домой.

Нежданно явилась она, пережив то паденье
Вся в ранах, царапинах, ссадинах и синяках.
Покрытая грязью, похожая на привиденье,
Сокрыла та правду о муже в души тайниках…

Отцу вместе с матерью молвила бедная дочка —
— «Нас злые разбойники остановили в пути.
На жизни служанки-старушки поставленна точка:
Ей не удалось от негодников этих уйти.

В колодец её и меня они сбросили вместе:
Травою заросший он прятал ужасный свой зев.
Он чёрный, глубокий и футов, наверное, двести:
Служанка разбилась, в глубинах его умерев…

Супруга те люди лихие забрали с собою.
Меня ж из колодца того вытащил пилигрим.
Вот так, мои милые, я и осталась живою,
Велением Рока расставшись с супругом моим

Так, встретившись ныне с нелёгким таким испытаньем,
Стою я пред Вами, едва ль не лишившись ума…»
Отец вместе с матерью, полны своим состраданьем
Утешили дочь свою, что сердцем мужу верна.

Прошло уже времени много и вновь Дханадатта
Развратом что жил и игрой в своём граде родном,
Жемчужные все ожерелье, каменья и злато
Спустил, наконец-то, на ветер в разгуле шальном.

Подумал тогда он — «Схожу за богатством я в гости:
Его я спрошу отца моей мёртвой жены.
Хотя, от неё, вероятно, остались лишь кости,
Мой тесть простодушный за мной не заметит вины.

Ему я скажу, что Ратнавали дома осталась.»
И тронулся в путь он, покинув игорный притон.
И тут, Ратнавали ему по дороге попалась,
И в ноги упала, свершив многократный поклон.

Хоть муж может быть и злодеем, погрязшем в пороке,
Но у добродетельных женщин он в сердце как Бог
Увидев супругу живой, Дханадатта был в шоке,
И, рот свой разинув, он слова промолвить не смог.

Ему безо всякой утайки жена рассказала
Всю эту историю, что сочинила она
Про шайку разбойников и домой мужа позвала
Своим сердцем чистая, верная мужу жена.

Так этот злодей Дханадатта, мошенник негодный
Без страха в дом тестя вошёл, взяв за руку жену
Его встретил радостный тесть — «О, наш сын благородный!
Вернулся живой ты, хоть был у злодеев в плену.

По этому случаю тут же отец Ратнавали
Созвал всю родню и устроил роскошный банкет.
Соседи, друзья и родные там попировали,
Поздравив хозяина, как требовал этикет.

И, так, зажил в доме у тестя опять Дханадатта
Со своей верной и чистой душою женой.
Так, милостью тестя, зажил в его доме богато
Сокрытый под доброю маской мошенник дрянной.

Вот, время пришло и злодей этот ночью глухою
Убил беспощадно жену, что любила его,
Пока она мирно сопела отдавшись покою,
Во сне улыбаясь, в «любовных» объятьях его…

Забрав украшенья под пологом мрака ночного
Ушёл незамеченным в город Камандику он:
:Такие злодеи-мужчины»: закончила слово
Рассказчица Майна, свершив перед принцем поклон.

Царевич промолвил тогда своему попугаю —
— «Хорош был рассказ. А теперь, попугай — твой черёд!»
Сказал попугай — «Грешны женщины — так полагаю
Распутны, упрямы и болтлив у них рот.

О коварной Васудатте

Есть город Харшавати: в нём проживал Дхармадатта.
Старейшиной будучи, был он король средь купцов.
Казна Дхармадатты ломилась от тяжести злата,
Что было упрятанно в сотни железных ларцов.

Была у купца Дхармадатты красавица-дочка:
Её тот богатый купец больше жизни любил.
Красивая дева казалась подобьем цветочка,
Что венчик прекрасный под утренним Солнцем раскрыл.

Её Васудаттою звали. Есть град один славный
Его Тамралипти названье. Там жил сын купца
Его звали Самудрадатта. Он был благонравный,
И славился он средь мужей красотою лица

И вот, наконец-то свою ту красавицу-дочку
Решил выдать замуж тот очень богатый купец:
На юноше этом достойном поставил он точку,
И дочь Васудатту тотчас же отдал под венец.

Однажды, на родину двинулся Самудрадатта:
Его ждал родной Тамралипти, где ране он жил
Оставшись одна, та супруга его, Васудатта
Узрела мужчину, что невдалеке проходил.

Красивый мужчина весьма привлекал своей статью:
Распутная эта девица влюбилась в него.
Она, нарядившись поспешно в красивое платье
Послала служанку, чтоб та пригласила его.

Так, стал он любовником этой девицы прекрасной:
Сходилась она с ним едва ли не каждую ночь.
При звёздах на небе и при погоде ненастной
Позорила мужа купца сладострастная дочь.

И, вот, наступил наконец-то тот день возвращенья:
Муж Самудрадатта вернулся из дальних краёв
Похожий собою на Бога Любви воплощенье,
Он прибыл, разлуку терпя под родимый свой кров.

В тот праздничный день, изукрашенна желтым металлом.
Жена не охоча была до любовных утех
Уже засопел её муж, что был очень усталым.
Она же, прикинувшись спящей, замыслила грех…

Когда обитатели дома все вскоре уснули
В тот дом, пробив стену, забрался грабитель ночной
Когда после этого две-три минуты минули,
Узрел он жену ту, полна что грехом и виной

Та вышла, поднявшись, пройдя мимо этого вора
И устремилась к любовнику в свете Луны
Она, предвкушала утехи запретные скоро
Так думают шлюхи, законным мужьям неверны

А вор, растерявшийся думал — «Сии украшенья
Заради которых проник я в потёмках сюда
Одеты на ней: это всех моих планов крушенье
Пойду-ка я следом за нею в потемки туда

Сокрытый во мраке, как-будто под ретушью грима
Сей град отдыхал от рутины в ночном холодке
По улицам шла Васудатта почти что незримо
В своих украшеньях и розой пурпурной в руке.

Посвящена в её личные тайны и прочее
Служанка, укрыта накидкой, ступала за ней
А далее крался, сокрытый под пологом ночи
Тот вор полуночный, скрываясь во мраке теней

И, вот, наконец, та явилась на место свидания
То сад был красивый, разбитый за града чертой
И, вот, Васудатта своё обратила внимание:
Болталось на древе, земли не касаясь пятой

Любовника мёртвое тело. Полночные стражи
С ним, не церемонясь, повесили на этот сук:
Кто ночью блуждает, виновен в убийстве иль краже
Хорошие люди вночи не появятся вдруг

«О горе мне, горе!»: воскликнула вдруг Васудатта
Сняла та любовника с древа, его усадив
Цветами его та украсила очень богато
И стала ласкать его, нежно руками обвив

Она стала труп целовать, став от горя безумна
Его поливая обличье потоками слёз.
Вне всяких сомнений, она поступила бездумно:
Труп, щёлкнув зубами, оставил во рту своем нос.

Ветала, вселившийся в бренное мёртвое тело,
Над этой распутницей суд совершил, наконец.
Она отбежала, и паника ей овладела,
Но, вдруг та подумала — «Жив, вероятно, мертвец.»

Вернулась она, посмотрела на труп удивлённо,
Но, он, разлагаясь, уже не носил в себе дух.
Пошла она прочь перепуганна и оскорблённа:
Её завыванья и хныканья резали слух.

А вор же, стоявший поодаль, сокрытый во мраке
Испытывал шок и своей головою качал —
— «Вот, ей показали, где зиму проводят раки
Таких негодяек я отроду в жизни не знал

Воистину женское сердце без меры ужасно
Оно, словно адский колодец без стен и без дна
Достичь его крайней отметки попытка напрасна
И нижняя точка падения в нём не видна

Но, что она сделает далее: мне любопытно?»
:Подумал тот вор, переживший невиданный шок
Во тьме пробираясь по узеньким улочкам скрытно
Пошёл он за нею, скрывавшей под маской порок.

Она возвратилась тайком в отчий дом наконец-то
И к мужу подкралась. С ним будучи наедине,
Измазала в крови своё опустевшее место
И мужа облила, что спал, улыбаясь во сне.

И стала она верещать и орать благим матом
«Спасите, пожалуйста, от супостата меня
Узнайте ж о родиче правду о муже проклятом:
Негодный злодей, он оставил без носа меня

Услыша истошные крики, все тут же проснулись
И бросились родичи в опочивальню её
Увидев без носа её, они все ужаснулись
Кричал громче всех Дхармадатта, родитель её —

— «Губитель жены своей, враг под улыбчивой маской
Скорее вяжите верёвками слуги его!»
Молчал его зять, весь залитый багровою краской:
Все родичи были настроены против него.

Увидев всю эту картину, грабитель сокрылся
И так, в суматохе и криках прошла эта ночь
Когда же надир поутру алой краской залился
Повёл Дхармадатта к царю своих зятя и дочь.

Так царь, выслушав Дхармадатту и дочку без носа
Не слушая мужа, свой провозгласил приговор —
— «В решении этого дела здесь нету вопроса:
Сего откусителя носа ложить под топор!»

И вот уже стража с глашатаем, царским прислугой
Ведут парня на место казни под грохот литавр
Топор агромадный там точит из стали упругой
Палач в чёрной маске, что выглядел как Минотавр.

Но, вот, появляется вор пред всем этим собраньем
Сказав громогласно — «Не следует парня казнить
Свидетель того я. Наш царь загорится желаньем
Послушать меня и свой старый вердикт изменить

Ведите меня к государю. Ему всё скажу я
И слуги немедля его привели к королю
Сказал ему царь громогласно — «Народу служу я!
Тебе рассказать я историю эту велю!»

Без всякого страха царю свою душу доверил
Поведав историю ту этот праведный вор,
Сказав напоследок царю — «А чтоб ты мне поверил,
Во рту мертвеца её нос, государь до сих пор!»

И тотчас же царь послал слуг о всём том убедиться;
Избавил от казни безвинного сына купца;
Лишилась ушей своих мерзкая эта девица:
Изгнали из этой страны злую дочку купца.

Купец Дхармадатта, отец вместе с ней был наказан
Имущество всё отобрал у него государь
А праведный вор был в начальники стражи помазан
Весьма был доволен им тот добродетельный царь

Такие зловредные, низкие всей своей сутью
Неверные жены встречаются в мире людей
Так, с теми словами расстался с телесною сутью
Мудрец-попугай, преисполненный высших идей.

Он стал лучезарным Гандхарвом, самим Читраратхой
И тут же вознёсся, сияя, в Небесный Удел
В своей попугаячей жизни, достаточно краткой
Достигнул он в тот самый миг свой последний предел

Проклятия Индры избавлен, исчез он в пространстве
А Майна в тот самый момент стала девой Небес.
Красивая ликом а также в прекрасном убранстве
Она не имела, без спора, себе антитез.

Её Тилоттамою звали. Сияя величьем,
Она улетела в Бескрайнего Неба Края
Но спор тех двух птиц, что контрастно разили различьем
Был не разрешён, государь. Попрошу тебя я

Сказать мне ответ: Кто грешнее мужчины иль жёны?
А коль не ответишь — взорвётся твоя голова
Ответил ему государь — «Вне сомнения — жены:
Вне всяких сомнений идея сия не нова.

Таких лиходеев-мужчин не так часто увидишь
Но женщины грешницы, друг мой, почти что всегда
И, вот рассказал я о женщинах правду, как видишь
И тут же исчез снова труп непонятно куда.

И царь вновь шаги свои к древу шиншапа направил
Его озарили огни погребальных костров
Решительный духом царь энтузиазм не убавил
Ходя средь костей обгоревших и мёртвых голов.

Продолжение: Рассказ четвертый

Опубликовал: админ. Время публикации: 19.02.2014 в 11:02 в рубрике Без рубрики, а также в темах: Вы можете комментировать эту запись.

Поблагодарить. Или оставить отзыв:

biaxin 500mg diclofenac price cell phone software spy