Истории из уст мертвеца. Рассказ седьмой

марта 7, 2014

И снова, подняв мертвеца, царь пустился в дорогу.
Ветала во трупе опять обратился к нему
«О, царь, сидя в трупе, тебе окажу я подмогу,
И этой историей твою усталость сниму!

О доблести Саттвашилы

Есть град Тамралипти красивый и очень богатый
Его омывает солёной водой океан
Им правил король Чандасена, красавец усатый:
Он был благочестия полон, уверен и рьян.

Лицо воротил этот царь, благородством сияя
От женщин замужних, не будучи сластолюбив,
Но не отвращал от сражений, врагов покоряя
Жизнь чудо-героя всем сердцем своим возлюбив.

Всегда у врагов похищал монарх этот победу,
При этом чужого имущества не похищал.
Подобно отцу своему и покойному деду,
Король благородный всегда свой народ защищал.

Однажды к дворцовым воротам царя Чандасены
Пришел один принц обедневший из южной страны:
Ему предоставили кров королевские стены,
Где были изваяны левы а также слоны…

Его Саттвашилою звали. Уж долгие годы
Царю Чандасене он верой и правдой служил.
Карали его, как и раньше Законы Природы:
Ему не платили там деньги: он впроголодь жил…

«Родился я в царской семье, но страдаю жестоко
Безденежье долгое сильно изводит меня
Имею желанья большие я волею Рока
Но сытым я не был, увы, и моя вся родня!

Мы все голодаем, но царь того не замечает!»:
:Так думал, охваченный горем несчастный герой —
— «Счастливые люди, кто жалованье получает…
Грехами какими заслужен удел этот мой?!»

Тем временем батюшка-царь на охоту собрался
Пред ним с булавою большой Саттвашила бежал
Так царь с окружением в лесе густом затерялся:
Как все короли, он охоту зело обожал…

Так, этот монарх, Чандасена, в охотничьем раже
Погнавшись за вепрем огромным, свирепым весьма
Забыл обо всём и, вконец откололся от стражи
Но все те попытки предпринял король задарма:

:В высокой траве и кустарнике след был потерян
И царь, исцарапанный весь, очень сильно устал
В чащобе, весьма непролазной монарх был затерян
С пути сбившись, царь свою свиту напрасно искал

Один Саттвашила в лесу этом, полном животных
Царя охранял, хотя тот был верхом на коне
Страдал он от жажды и тяжких условий погодных
Но долг исполняя свой, был он доволен вполне

Заметил король Саттвашилу, идущего сзади
И милостью полн, обратился с улыбкой к нему —
— «Где наша дорога, дружище? Скажи Бога ради.
Почтительно руки сложив, молвил воин ему —

О, славный монарх, мне дорога отсюда знакома,
Но, всёж, пусть соблаговолит отдохнуть государь.
Ты жаждой измучен, тобой овладела истома,
И Солнце в зените здесь мучает всякую тварь.

Царь-Солнце, как-будто паук, простирает над Миром
Свою смертоносную сеть раскалённых лучей
Зависнув на Небе, Он жарит поверхность надира
И, ярко блистая, Он слепит зеницы очей

Послушал его государь и промолвил с улыбкой —
— «Не в службу а в дружбу: узнай, нет ли рядом воды.
Мечтая сейчас освежиться, готов я стать рыбкой,
И в рот пересохший залить пол-галлона воды!»

И вмиг верный воин взобрался повыше на древо:
Увидев реку, он спустился к земле поскорей.
Река свои воды несла, словно шлейф — королева,
В них пряча от цапель и выдр больших пескарей.

Отвёл Саттвашила царя: он, довольный плескался.
Тем временем воин распряг короля скакуна:
Его отпустил он, чтоб тот по траве покатался,
И воду попил среди сочной осоки сполна.

Тем временем, в водах реки государь освежился,
И, выйдя на брег он в спирали усы закрутил.
Царя видя радостным, воин его оживился:
Котомку достав, он царю горсть плодов предложил.

«Ты где амалаки нашёл, о, мой доблестный воин?»
Сказал Саттвашила, держа их в ладонях своих —
— «Как-будто подвижник, я десять лет был удостоен
Питаться лишь ими в роскошных чертогах твоих!»

Сказал царь — «О, да! Своё имя не всуе ты носишь:
Ты твёрд в добродетели как драгоценный алмаз
Ты служишь мне с Верою и ничего не попросишь
И скромно меня охраняешь, скрываясь от глаз!»

Весьма устыдился правитель, владыка народа
Сочувствия полн, он подумал — «О, стыд и позор!
Заботиться о своих людях — монарха природа,
Но не получил свои деньги мой страж до сих пор!

В беде жил мой воин, а я того даже не ведал.
Вне всяких сомнений — позор государям таким!
Из-за моих слуг-приближённых того я не ведал:
Вне всяких сомнений: позор приближённым таким!

И с мыслями теми царь взял из руки Саттвашилы
Те две амалаки и съел и водою запил:
:Так теми плодами монарх подкрепил свои силы,
И сам Саттвашила их съел и водицы испил.

Затем оседлал верный воин коня поскорее
И царь, в стремя ногу засунув, вскочил на него
Пошёл впереди Саттвашила, по сторонам зрея
Дабы охранить короля в чаще той от всего.

Сказал ему царь -«Саттвашила, садись мне за спину:
Ходя по земле, мой солдат, ты устал донельзя!»
В ответ царь услышал — «Мой долг ни за что не отрину
Простому солдату такого и в мыслях нельзя!»

И царь уговаривал долго его — всю дорогу,
Но, всё же его верный воин был твёрд, как скала,
И, вот, наконец-то, нашли они в дебрях дорогу:
Там стража металась и громко монарха звала

И царь возвратился с охраной в столицу родную
Он там всем поведал сколь предан ему был солдат.
Монарх, пообщавшись тогда с Саттвашилой вплотную,
Был милостью доверху полн и несказанно рад.

В награду он дал Саттвашиле земные наделы
И дал ему много сокровищ, но всё же считал,
Что в долге его неоплаченном всюду пробелы
И царь понимая всё то, про себя причитал…

А сам Саттвашила остался жить в царской светлице,
Хотя не обязан был больше служить для царя…
Послал его царь Чандасена по морю пуститься
К ланкийскому князю, желаньем жениться горя.

До острова Ланка лежал этот путь через море.
Варуне поклоны возздав, тот отправился в путь.
С ним брахманов царь нарядил, дабы не было горя,
И чтобы корабль не смог по пути утонуть.

Когда же корабль прошёл половину маршрута,
То вдруг увидал Саттвашила, как из глубины
Поднялся блистающий стяг, уходя в небо круто
Он был весь из злата и неимоверной длины.

Он был лучезарен, велик и весь переливался
Как-будто цветистая радуга после грозы.
Пространство объяв, этот стяг на ветру развевался
Копируя словно движенья песчанной гюрзы.

Тотчас небосвод потемнел, заклубились в нём тучи,
И вылили из своих недр потоки воды;
Задул с силой неимоверною ветер могучий
И бросил то судно на стяг, заметая следы.

И ветер и дождь проливной были словно бечёвки:
Тянули они это судно незримо на стяг
Как-будто бы слон, что привязан к столбу за верёвки,
Корабль не сулил экипажу особенных благ…

Тем временем, стяг тот огромный начал погружаться,
А с ним и корабль нырял вглубь бушующих вод
В ужасе все брахманы начали громко ругаться,
Забыв, вероятно, Законов Ведических Свод.

Они помянули, конечно, царя Чандасену
И, перепугавшись пронзительный подняли крик
Совсем не по-брахмански. Падая словно в геенну,
Их слышать не мог Саттвашила, что духом велик.

Он, предан царю, взяв свой меч, прыгнул прямо в пучину,
В тот самый момент, когда стяг уходил в глубину.
Поступок свершив этот, стал он героем по-чину,
Прославя царя Чандасену а также страну.

Тем временем этот корабль снесли ураганы
И волны огромные в щепы разбили его.
Чудовищ послал ему вслед Океан Невозбранный:
Те съели, довольно урча, экипаж весь его.

А Саттвашила уже в бездну вод погрузился,
Но вдруг, увидал он себя не в пучине сырой:
В диковинном городе, словно во сне очутился
Царю что был верн Саттвашила, бесстрашный герой.

Тот град украшали колонны из яшмы, нефрита,
И крытые златом святилища были видны,
Там были пруды со ступенями из малахита,
Фонтаны из лунного камня там возведены.

И тут Саттвашила узрел прямо перед собою
Богини Катьяяни храм, что был, словно гора:
Его удивительным образом вскрыли собою
Листы из чеканного золота и серебра.

Он был инкрустирован, словно ларец драгоценный:
Редчайшей красы минералы блистали огнём.
Верхушку его украшал стяг весьма здоровенный:
Алмазы а также рубины сияли на нём.

Глаза округлил Саттвашила в большом изумленьи.
То великолепие зря, он во храм тот зашёл.
Схватившись за сердце рукой своей в благоговеньи,
Герой Саттвашила алтарь в недрах храма нашёл.

Сияла там блеском нетварным сама Катьяяни,
Одетая сплошь в самоцветы редчайшей красы
Как Солнце второе, она утопала в сияньи
И вздыбились у Саттвашилы в экстазе усы…

Увидел он сквозь то сиянье, как дверь за Богиней
Открылась и выпустила девицу сквозь себя:
Она, вероятно была того града княгиней.
Она была, словно бы йог, погружённа в себя…

Глаза её были как лотосы синего цвета
А лик, словно лилия, что расцвела под Луной.
Улыбка бела, как подснежник, молочного цвета,
Иль, словно бы снег, едва выпавший ранней зимой.

Та схожа была чудо-озеру в лотоса цвете,
И тыщи служанок за нею зашли по пятам:
Дивя своим обликом, красные девицы эти
Своей красотой уподобились вешним цветам.

Но их госпожа, чудо-дива, взошла в одночасье
В святую святых того храма, где был тот герой
А также и в сердце, где вечно скрывается счастье
Она прошмыгнула его, словно тешась игрой.

Но вот незадача: красавица дивная эта,
Покинув алтарь, не покинула сердца его.
Зайдя за ту дверь, она будто растаяла где-то,
Оставив страдать без неё человека того.

Пошёл Саттвашила за ней: он за дверью увидел
Еще один город, исполненный разных чудес.
Своей красотой он тот первый град очень обидел,
Себе не имея в подземных мирах антитез:

Утехи и радости этого бренного мира,
Друг другу назначив свиданье, собрались все в нём
На ложе, горевшем лазурным свеченьем сапфира
Узрел он красавицу эту, что сходна с огнём

Он к ней подошёл и сел рядом и замер на месте,
Как-будто рисунок и взор он в ней свой расстворил.
Его волоски поднялись, словно флаги на месте:
:Своею стрелой Купидон его дух покорил.

Заметив, что тот человек от любови потерян,
Взглянула красавица та на своих верных дам.
Они, поняв знаки, сказали — «О, гость, будь уверен
Самим Провидением Свыше ты послан был нам!

Воспользуйся гостеприимством владычицы града,
Свершив омовенье вот в этом красивом пруду.
А после, тебя ожидает, пришелец, отрада:
Отведаешь ты, как положено нашу еду!»

От этой тирады в герое возникла надежда,
И сдвинуться с места он смог, наконец, кое-как…
Те дали ему, как почётному гостю одежды
И он пошёл к прудику, сжав свою волю в кулак.

Как только в тот пруд окунулся герой Саттвашила,
Он вновь очутился за миг лишь на бренной земле.
Из пруда царя его вынесла некая сила:
В нём часто купались все жившие в царском кремле…

Подумал тогда Саттвашила — «Что за мракобесье?
Опять в Тамралипти я вынырнул в пруде царя…
Ведь, кажется был я в мирах, что претят Поднебесью,
И плавал на остров на Ланку я, кажется, зря…

Откуда здесь сад появился царя Чандасены?
Куда же пропал тот подземный блистающий град?
Где волны того океана под хлопьями пены;
И как угодил в Тамралипти я снова назад?

Куда же пропала красавица дивная эта?
Зачем мне та чаша разлуки, что ядом полна?
Смеются они надо мною, что вынырнул где-то…
Когда же я выпью ту чашу до самого дна?!»

И так, он по саду бродил, разлучён с этой дивой,
И, словно безумец, герой Саттвашила рыдал.
Пыльцу разносящий по воздуху ветер игривый
Разлуки полымя, как мех кузнеца, раздувал.

Узрели садовники вдруг: Саттвашила рыдает,
И тут же о том доложили на ухо царю
Встревожился царь — «Этот славный герой увядает:
Пойду-ка я лично в тот сад на него посмотрю…»

Его царь утешил — «О, мой дорогой Саттвашила
Скажи мне на милость: о чём ты горюешь, мой друг?
Скажи мне, пожалуйста, где тебя время носило?
Куда ты нацелился и куда выстрелил вдруг?

Поведал царю Саттвашила о всех злоключеньях,
И, царь, сострадая ему думал — «Вот так беда:
Герой добродетельный, что жизнь провёл в приключеньях
Повержен стрелою Амура прям в сердце. О, да…

Вот случай весьма подходящий и я постараюсь
Тот долг мой за две амалаки герою вернуть.»
«Ты брось горевать!: сказал царь — «Ныне я постараюсь
Водицы солёной с тобою, о, друг мой, хлебнуть!

Добуду красавицу эту из демонов роду
Тебе, о, мой друг драгоценный любою ценой:
Мы завтра с тобою вдвоём погрузимся под воду!
Ну а сейчас, как всегда: угощенье за мной

На следующий день Чандасена своё государство
Оставил министрам, сказав им — «Вы вместо меня
Не знаю, когда возвращусь я в своё государство
Но вы постарайтесь, министры, дождаться меня!»

Царь сел на корабль и взял с собой в путь Саттвашилу
И тем самым курсом поплыл он сквозь тот океан
И вот, на середине подбросило вверх Саттвашилу
Царю указал он на знамя, уверен и рьян.

Сказал королю он — «Вот стяг пред тобой этот вещий
За ним я тогда Волей Рока в глубины нырнул:
Седой океан в нас водицей солёною плещет
И просит, чтоб я с тобой, царь в его глубь заглянул!»

И стал погружаться тот стяг, разукрашен богато
И ринулся в волны герой Саттвашила тогда
Воскликнул король — «Подожди, Саттвашила! А я то?!
И бросился за борт где водная ждала среда…

И вскоре друзья очутились в том городе самом
Увидев его, ошарашен был славный король —
— «Мой град, Тамралипти, ушел бы под землю со срамом!
Вести меня далее, друг Саттвашила, изволь!»

Зашли они вместе во храм Матери Мирозданья
В котором узрел Саттвашила ту деву тогда.
И, вот, она снова идёт в ореоле сиянья…
Сказал Саттвашила — «За ней мы явились сюда!»

Подумал король про себя — «Хороша та собою!
Ай-да Саттвашила: весьма его вкус недурён:
Она без труда завладеет душою любою,
И даже герой мой её красотой покорён!»

Она, увидав Чандасену, красавца-мужчину
Приметами что наделён был героя-царя
Подумала сразу же — «Это жених мне по чину!
В мой град он явился, я так полагаю: не зря!»

И с мыслями теми красавица дивная эта,
Чтоб жертву содеять Великой Богине свою,
В святую святых того храма, залитого светом
Заплыла как-будто, напомнив собою ладью.

А царь с Саттвашилою вышли из этого храма,
И в саде присели, так свой коротая досуг…
Богиня Катьяяни или Великая Мама
Услышала речи той девы, явившейся вдруг:

:Сказала та девица — «Дай мне хорошего мужа!»
И, выйдя из храма, подружке сказала она
Вон, видишь с усами того благородного мужа
Которому внешность героя с рожденья дана?

Изволь испросить ты его, дорогая подружка,
Чтоб принял герой этот гостеприимство моё.
Шепну я, пожалуй тебе по-секрету на ушко:
Усердье, вне всяких сомнений запомню твоё!»

Подруга пошла и царя в том саду отыскала,
И всё, что велела хозяйка сказала ему.
Промолвил король ей — «Напрасно меня ты искала:
:Достаточно мне хорошо здесь и так, самому!

Весьма мы довольны и не прибегаем к услугам,
Гуляя вразвалочку по живописным садам.
Мне очень отрадно с моим замечательным другом!»
Сказала служанка — «Я то госпоже передам.»

Услышав ответ такой, демона дочь посчитала,
Что тот человек заслужил себе высший почёт.
Король отказал ей и то её очень достало:
Всему вопреки поступил король — наоборот!

Упорство и невозмутимость как прочною цепью
Тянуло дочь демона сильно к красавцу-царю.
«Всегда поклоняясь Богине, её Благолепью,
Я мужа себе обрела, подойдя к алтарю!»:

:Так демона дочь размышляла, и в сад живописный
Пошла она лично, чтоб встретить земного царя.
Росли там кадамбы и манго, баньян разнолистный,
И древо ашока, цветеньем своим фееря.

Лавируя в воздухе, Ветер, скиталец небесный
Её осыпал лепестками, пока она шла
Деревья пытались свершить ей поклон полновесный
Пока на свиданье она, словно лебедь, плыла

К монарху прийдя, эта дева с великим почтеньем
Упрашивать стала царя у неё погостить
Сказал ей правитель — «Объят безудержным хотеньем
Я прибыл сюда, чтоб Богиню во Храме почтить

Мой друг рассказал мне о Ней. Я нырнул прямо в море
Вослед высоченному стягу, что шёл в глубину:
Узрел я Богиню, достойную всех алегорий,
Великого Бога с Трезубцем Благую Жену!

А следом за ней я узрел тебя, демона дочка
Я очень доволен, что можно ещё пожелать?
Красивей ты, дева, любого лесного цветочка:
Красою своей фееря, ты брильянту под стать!

Ответила дива царю — «О, людей повелитель,
Зайди посмотреть же со мной ещё чудо одно:
За дверью ещё один город, вторая обитель.
Посмею тебя я заверить: то очень чудно.

И царь громко вдруг рассмеялся — «Не город ли это,
В котором находится для омовения пруд?
Мне сказывал друг весьма красноречиво про это:
Оттуда за миг лишь обратно, на Землю идут.»

Она возразила — «О витязь божественной стати,
Не буду тебя я обманывать: верь мне, герой!
К тому же склонна я считать, что весьма то некстати
Таких благородных обманывать даже порой!

Твоё благородство меня словно преобразило
И стала твоей я служанкой покорной теперь!»
Она короля Тамралипти упорно просила —
— «Ты просьбу мою не презри и словам моим верь!»

-«Ну, что ж, хорошо!»: молвил царь, преисполненный чести
В Богини вступил ореол он, в сиянье Её;
Пошёл ко двери потайной с Саттвашилою вместе
И град увидал золотой из проёма её.

В том граде слились воедино все времена года:
Деревья поэтому были в цветах и плодах.
Увидел его красоту царь, владыка народа:
Весьма восхищенный всем этим он вымолвил — «Ах!»

Царя пригласила красавица сесть на сиденье,
Где нитями золота вышит был дивный узор;
Почтила она короля, выразив восхищенье;
И руки сложив, дева вперила в гостя свой взор;

Затем угостила его местной пищей достойно:
Весьма замечательна вкусом была та еда.
Была похвалы короля та еда удостоена:
Насытившись, молвил владыка народа — «О, да!»

Затем обратилась к царю та красавица снова
«Я дочь Каланеми, что был повелителем здесь.
Достиг в поединке сразившись, он Мира Иного:
Он храбро пал в битве великой, израненный весь!

Так, эти два города я от отца получила,
Когда был убит он в бою Вишну, Богом Богов.
Их всех создала Вишвакармы Великая Сила;
Здесь Смерти и Старости нету, болезней врагов!

Желания здесь исполняются сами собою:
Всё то, что душа пожелает, здесь можно обресть!
Теперь как отец ты мне: власть вся теперь за тобою,
И эти два города: смею я мысли донесть!

Когда та сказала всё это царю Чандасене,
Поймал тот на слове великого демона дочь —
— «Нектарны слова твои: в них нету лжи даже тени
Так слушай отца своего, моя милая дочь:

Тебя под венец я отдам вот ему, Саттвашиле:
Он друг мне и родственник, милая. Это приказ.
Слова ведь твои прозвучавшие всё-таки в силе
На свадьбу весёлую благословляю я вас!

Та дева была с добрым нравом и очень покорна
И царь ей казался как милость Богини Самой
Наказ его выслушав, девушка очень покорно
Согласье дала своё, не повернувшись кормой.

Затем к Саттвашиле монарх, наконец, обратился
Смотря ему прямо в глаза, он промолвил тогда —
— «Я лишь за одну амалаку с тобой расплатился
А, вот, за вторую должник я твой буду всегда!»

Король Пратиштханы, порадуй меня ты ответом:
Из тех двух героев кто большую доблесть явил,
Ныряя в пучину, что сходна смертельным тенетам?
Ответь поскорее, пока я тебя не убил!»

Тривикрамасена ответил — «Герой Саттвашила
Не зная, что ждёт его смело нырнул в океан:
Подвигла его на поступок геройская сила.
Суть дела не зная, он также не выстроил план.

А царь уже знал то что будет и план свой построил:
Безвестности мрак его дух не повергнул в мандраж.
Услышав ответ короля, что все Веды усвоил
Мертвец и Ветала в нём скрылись как-будто мираж.

Повис вновь на древе шиншапа покойничек этот
И царь, как обычно, назад возвращался за ним
Решил для себя мудрый царь завершить подвиг этот
Любою ценой: благородство ведь двигало им…

продолжение: Рассказ восьмой

Опубликовал: админ. Время публикации: 07.03.2014 в 12:29 в рубрике Без рубрики, а также в темах: Вы можете комментировать эту запись.

Поблагодарить. Или оставить отзыв:

biaxin 500mg diclofenac price cell phone software spy