Истории из уст мертвеца. Рассказ девятый

марта 17, 2014

Ко древу шиншапа король вновь вернулся за трупом
Взвалил на плечо его и вновь отправился в путь
Ветала промолвил — «Правитель, в стремлении глупом
Ты бродишь по страшному кладбищу: это ведь — жуть!

Уже ль ты не видишь, что здесь легион привидений
Уже ль ты не чувствуешь запах последних костров
Уже ль ты не видишь в потёмках мелькающих теней
И тащишь упрямо сей труп, как умом не здоров?!

Зачем ты внимал всей душою словам попрошайки,
Заставив себя эту ношу таскать на себе?
Тебя, вероятно, спасают мои эти байки:
Историю новую молвлю на радость тебе!

О красавице Анангарати и четырёх женихах

В стране авантийцев есть град, что построен Богами:
Он создан был очень давно на Заре Всех Времён.
Украшен он славой великой, наполнен деньгами:
В нём тешились жизнью людей не один миллион

Построен он в Век Золотой или же в Сатья-югу
Ему Падмавати название дали Творцы.
А после, в Серебрянный Век или же в Трета-югу
Он звался Бхогавати: так говорят мудрецы

В эпоху, что следует далее — Двапара-югу
Назвал Хираньявати кто-то тот сказочный град.
А дале, в Железную Эру или в Кали-югу
Его Удджаини назвали на свой уже лад

Там правил монарх Вирадева, король достославный
Он оберегал от несчастий Аванти народ
Он был обручён с Падмарати, царицею главной
Царь жил с нею вместе уже не единственный год

Но отпрысков не было долго наследников царства
И царь решил подвиг содеять, детей чтоб обресть
Оставил министрам король всё своё государство:
Казну и народ и заботы и всё, что там есть.

Исполнить обеты он двинулся вместе с женою
На берег Мандакини ради рождения чад.
Себя истязал царь постом, эпитимьей иною
Молился он долго и Ишвара был тому рад…

Свершив омовенье своё, тот монарх Вирадева
Явил свою преданность Богу, молитвы воспев.
Ему молвил с Неба Владыка Всех Гор, Махадева —
— Меня ублажил ты, в молитвах своих преуспев

Ты сына-героя родишь со своею женою:
В династии царской он будет достойным звеном
Он будет, как ты, государь славно править страною,
И преуспеет, конечно, во всём остальном!

А также родите вы дочь, что подобна апсаре
Фигурой изящной а также красой неземной!»
Услышав те речи король был от счастья в ударе,
И выкрикнул громко в пространство — «Победа за мной!»

Так, цели достигнув, король Авантийского царства
Вернулся Удджаини, в свой стольный город назад
Родила царица сначала главе государства
Как сказано — мальчика. Царь был несказанно рад…

А после она родила ему славную дочку:
Анангарати назвал её тот властелин.
Подобна она была нежному чудо-цветочку,
Что вырастает весной средь холмов и долин.

Достигнув совершеннолетья та дивная дива
Созрела для брака и царь-государь порешил
Её выдать замуж, чтоб в браке была та счастлива.
Король Авантийский царей всех вокруг всполошил:

Привёз он портреты, где писаны масляной краской
На тонком льняном полотне лица разных царей.
Царевна взглянула на тех претендентов с опаской
И молвила тихо отцу — «Убери их скорей!»

Сказал тогда царь нежно дочке — «О, Анангарати,
Давай созовём женихов в мой роскошный дворец.
На той сваямваре найдешь себе мужа ты кстати,
И станешь счастливой в замужестве том, наконец.

На эти слова тихо молвила эта принцесса —
— «О, батюшка, ты же ведь знаешь: я робка весьма
Боюсь я зело стать причиной такого процесса
И выбрать себе жениха не смогу я сама.

Того, кто достаточно молод, отдай за меня ты;
Он должен, конечно же, быть непременно красив;
Каким-либо знаньем он должен быть также богатый
Найди мне такого, тот брак долгожданный свершив

Царь выслушал дочери просьбу и взялся за дело:
Узнав о всём том, пришли четверо юных людей.
«За Анангарати пришли мы!»: сказали те смело —
— «Ты свадьбу меж нами и дочью своею содей!»

Они молоды как один и собою пригожи
И обликом мужественны и довольно умны
На принцев из сказки собою те были похожи
Из Дакшинапатхи пришли те — из южной страны

Один из них молвил — «О, царь! Я — жених самый лучший!
Я — шудра по роду занятий. Я очень умел
Меня Панчапаттика зовут. Я портной самый лучший:
В пошиве одежд превосходных собаку я съел!

Не зря я ношу это имя: ведь я ежедневно
По пять наилучших одежд без усилия шью
Со мной, о, монарх, верно будет благая царевна
Счастливая и беззаботная, словно в Раю!

Одна из одежд, мной пошитых идёт в Храм для Бога
Вторую же брахману мудрому жертвую я
Одну тут же я продаю: покупателей много
Четвёртой одеждой жену буду баловать я.

Одежду же пятую я для себя оставляю:
Живя таким образом, я не имею хлопот.
Талант в своей области я — ремесло своё знаю!
Ты ищешь себе жениха: Я же — именно тот!

Когда он закончил, второй претендент молвил слово
Меня Бхашагья зовут: я — то, что надо, купец
Знаком с языком я и птицы и зверя любого
Со мной ты царевну, правитель веди под венец.

Когда он умолк, наконец,  молвил речь свою третий
Меня Кхадгадхарой зовут все: я — мастер меча
Мне в этом искусстве король, нету равных на свете
Другому, о, царь, не отдай свою дочь сгоряча!»

Четвёртый промолвил жених — «Брахман я, Дживадатта
Существ оживляю я — это моё ремесло
Когда же кого-то постигнет по жизни утрата
Под взглядом моим тело встанет смертям всем назло

Весьма преуспел я в делах таких, царь Вирадева
Отдай за меня без раздумья ты дочку свою!»
Так, царь вместе с дочерью зрели направо-налево,
Запутавшись сильно, где точку поставить свою…

И на этой ноте рассказ, наконец, оборвался
И снова Ветала царя Пратиштханы спросил —
— «Я думаю, царь: ты внимательно слушать старался,
И этот словесный нектар, несомненно, вкусил

Теперь ту дилему царя и его чудо-дочки
Ты должен немедля, по мере всех сил, разрешить,
А то разлетится твоя голова на кусочки.
Изволь же с ответом, о царь-государь, поспешить

Кому свою дочь должен выдать король Удджаини?
Кто из сей четверки достоен красавицы той?»
Ответил Тривикрамасена — «Зачем ты доныне
Всегда заставляешь меня свой нарушить покой?

Наверное, чтобы убить уходящее время:
Иначе, зачем задавать такой странный вопрос?
Сомнений я сброшу с тебя непомерное бремя
Послушай ответ мой, Ветала: Скажу я всерьёз

Зачем тому шудре-портняжке такая принцесса?
И как её можно отдать за купца под венец:
На что знание языка всяких тварей из леса —
— Воробушков, зайцев, шакалов и глупых овец?

Зачем нужен брахман, своё позабывший призванье,
Который себя опорочил, живя колдовством?
Не служащий Богу священник лишь носит названье:
Он хуже изгоя, который живёт воровством!

А, вот, этот воин, которого зовут Кхадгадхара,
Который по касте ей равен, прославлен в миру:
Искусный и доблестный он — подходящая пара
Для этой принцессы, Ветала! Или же я вру?

И мигом мертвец этот вместе с Веталой сорвался
И тут же под древо шиншапа вернулся опять.
«Негодный покойничек: снова куда-то девался!»:
:Ругнулся король и направил шаги свои вспять…

Ко древу шиншапа направился царь Пратиштханы,
Поскольку не знает сомнений Великий Герой,
Хотя это кладбище заволокли вдруг туманы,
И было в том месте весьма жутковато порой…

Продолжение: Рассказ десятый

Опубликовал: админ. Время публикации: 17.03.2014 в 19:32 в рубрике Без рубрики, а также в темах: Вы можете комментировать эту запись.

Поблагодарить. Или оставить отзыв:

biaxin 500mg diclofenac price cell phone software spy