Истории из уст мертвеца. Рассказ четвертый

февраля 23, 2014

И снова добрался король на то самое место
Взвалил мертвеца он на плечи с веталой внутри:
Изваяны Богом Всевышним из крепкого теста
Народа правители — сильные духом цари…

Ветала, вселившийся в труп хохотал диким смехом
А царь его нёс через кладбище ночью глухой
Надеялся царь, что он ныне добьётся успеха
И быстро шагал, держа мёртвое тело рукой.

Промолвил ветала — «Заради монаха дрянного
Зачем ты стараешься эдак, правитель страны?
Покойничка этого тащишь ты снова и снова
Чрез это кладбище с усильем без всякой вины.

Безумец ты, право. Ну что же: историю слушай
Тебе я её расскажу, дабы путь скоротать.
Расправь, словно слоник свои человечии уши:
Помогут они тебе в этом пути не устать.

О добродетельном Вираваре.

Красивейший город стоит на Земле — Шобхавати
Царил в нём Шудрака — правитель лазурных кровей:
Водил он в баталии непобедимые рати,
Врагов повергая одним лишь движеньем бровей.

При нём наслаждалась Земля Благочестием люда
И, видно, забыла царей из прошедших эпох
Народ его в жизни своей не испытывал худа
Пока он царил над Землёю отведенный срок.

Однажды к Шудраке, царю города Шобхавати
Из царства Малава явился на службу герой.
Хотя он был брахман, но был он воинственной стати
Похожий собою на кшатрия даже порой.

С семьёй он явился и звали его — Виравара
Семья состояла его вся из трёх человек
Жена Дхармавати и праведный сын Саттвавара
И дочь Виравати, чья кожа была, словно снег.

И слуг Виравара держал ровно столько же — трое
То острый кулачный кинжал, что висел на боку;
Чеканкой украшенный меч, что достоин героя,
И кожанный щит, защищавший собою руку.

И хоть это вся его свита, просил он немало:
Король ежедневно платил аж полтыщи монет.
Царю торговаться за это никак не престало:
Достоинство царское жадность ведь сводит на нет.

К тому же был мужеством полон и всяких достоинств
Охранник его Виравара: поэтому царь
Платил ему столько, считая, что брахман достоин
Но всё же решил разузнать о нём всё государь

Хотелось проверить царю для чего Вираваре
С семьёй небольшою аж целых пять сотен монет?
Быть может проводит он жизнь свою в пьяном угаре,
Иль в доме игорном, творя этим множество бед?

А может он деньги берёт ради праведной цели?
Чтоб то разузнать, соглядатаев царь нарядил.
С утра, когда слышались в воздухе птичие трели,
С мечом и щитом Виравара к царю приходил.

Тот доблестный брахман был стражем дворцовой охраны.
До дня середины стоял он с оружьем у врат.
Полтыщи свои получив, чтоб вершить свои планы,
Домой возвращался тот доблестный брахман назад.

Давал первым делом он сотню любимой супруге:
На эти средства та готовила пищу родным;
Затем, покупал он всё то, что так нужно в досуге:
Бетель, притиранья а также одежды родным.

На это ещё одна сотня его уходила…
Затем, омовенье свершив, он сто тратил монет…
На жертву для Вишну и Шивы всё то уходило,
Как рекомендовано в строках немеркнущих Вед.

А двести монет раздавал он всем местным аскетам,
И всем остальным, кто нуждался в деньгах и еде.
Причастный всей сутью к таким благородным обетам,
Творил он обряды, свершив омовенье в воде.

Насытив пылающий пламень тот брахман поновой
К вратам направлялся, где жил достославный король.
Стоял до утра он с мечом в обстановке суровой:
Узнав от шпионов всё то, был доволен король.

Подумал король: «Виравара достоен почёта
Достоен он также наград и различных похвал.
Побольше людей таких чистых иметь мне охота!»
И с мыслями теми шпионов своих отозвал.

Прошло много дней: Виравара вершил своё дело,
Чертог охраняя Шудраки с мечом и щитом.
Страдая от Солнца, стоял он свой срок до предела,
Пока не начался сезон гроз и шквалов потом.

Заполнив собой небосвод, сине-чёрные тучи
Обрушили наземь из Неба потоки воды:
Хлестая, как плетью низины и горные кручи,
Они затопили водою поля и сады.

Пространство заполнилось всё фейерверками молний:
Блистали они, как кинжалы и падали вниз.
Стоял на посту Виравара, спокойствия полный
Творя свою службу у врат государя «На бис».

С балкона дворца его видел правитель Шудрака
О нём с восхищением думая — «Ай, молодец!»
А позже, вночи, царь увидел в объятиях мрака,
Что кто-то стоял в этой тьме, серой, словно свинец.

Царь крикнул с балкона во тьму — «Кто стоит подо мною:
Чей то силуэт у ворот моих царских видать?»
И царь услыхал — «Государь, говоришь ты со мною:
То я, Виравара изволю твой сон охранять!»

Услышав ответ Виравары, правитель подумал —
— «Сколь твёрд в добродетели тот неусыпный мой страж!»
Ему дать высокую должность владыка надумал,
Его добродетельной твёрдостью ввергнутый в блажь.

На следующий день пуще прежнего тучи сгустились,
На твердь низвергая потоки сплошною стеной.
А к вечеру Тьма вместе с Мраком на Землю спустились
Зловещею, чёрной как уголь густой пеленой.

Тут царь на балкон свой взошёл, громко крикнув оттуда
— «А ну-ка ответь там, внизу: кто стоит у ворот?!»
— «То я, Виравара стою!». Царь подумал — «Вот чудо!
Стоит Виравара, хотя там, снаружи — не мёд!»

И в этот же самый момент царь услышал рыданья
Те были исполненны боли и резали тьму…
— «Кого ж в моём царстве одолевают страданья?!»
Возвысил царь глас свой неслышно, взывая к уму.

В моём государстве давно не было угнетённых
В нём не было плачущих нищих а также сирот
В моём царстве подданых нету страданьем пленённых
И сердце моё разорвётся от боли вот-вот!»

Царь, свесившись вниз головой с бюллестрады балкона,
Сказал Вираваре, окликнув его с высоты —
— «Там плач раздаётся высокого женского тона.
Скажи Виравара-дружище: Не слышишь ли ты?

Да, слышу, божественный!»: молвил царю Виравара.
Сказал ему царь — «Разузнай о причинах его!»
«Я слушаюсь и повинуюсь!» сказал Виравара
И тут же под царским балконом не стало его

С мечом своим, крытым чеканкой и острым кинжалом
Охранник царя Виравара отправился в путь
Гигантские пальмы бетеля большим опахалом
Качались от ветра, который являл свою лють

Царь зрел, как его верный стражник идёт в Неизвестность
И тонет под вспышками молний в потоках воды
Весь Мир вместе с Небом а также окрестную местность
Прошили насквозь дождевые косые ряды.

Весь мир превратился в Ракшаса неистовой мощи
Который в своём страшном гневе очами сверкал
Туда б ни за что б не пошёл тот, кто духом попроще
Но страж Виравара раздумывать даже не стал

И сердце царя было полно к нему восхищенья,
И любопытства заради страны государь
Последовать за Вираварой предпринял решенье:
Мечом подпоясан, спустился на землю тот царь.

Незримо Шудрака отправился за Вираварой,
Сокрытый в потоках дождя и в полуночной тьме
Глава государства в целеустремлённости ярой
Желал познать правду в своём любопытном уме.

Так, в поисках женщины, что безотрадно рыдает,
Градскую черту пересёк этот славный герой
Увидел он женщину, что на земле восседает
И льет свои слёзы и громко рыдает порой

Кричит-голосит эта женщина — «Славный воитель!
О мой сострадательный, Правдой живущий супруг.
Как буду я жить без тебя, мой благой повелитель
О самоотверженный милый и близкий мне друг?!»

Приблизился к ней Виравара, спросив с удивленьем —
— «О ком ты рыдаешь, о женщина? В чём твоя боль?»
Промолвила та ему Высшим на то Изволеньем
Узнала я весть. Ты отвергнуть меня не изволь

Пред тем, Виравара как должно, тебе я представлюсь:
Я — Матерь-Земля а твой царь — мой законный супруг.
От радости этой, герой, я, к несчастью, избавлюсь:
Три дня лишь пройдёт и Шудрака представится вдруг.

Такого, как он государя найти мне не в силах,
Поэтому я столь несчастна сижу здесь одна…
Струится, наверное жидкая скорбь в моих жилах
При мыслях о муже, чья участь уж предрешена…

Царь, скрытый во мраке невидим был как привиденье,
Внимал он речам, что промолвила Матерь-Земля…
«Но как же избавить его от когтей Провиденья?»:
:Спросил Виравара, боясь за судьбу короля.

Земля-Мать ответила стражу со вздохом протяжным —
— «Есть лишь один способ, который спасёт жизнь царю
Лишь ты ему сможешь помочь, о, Воитель отважный!
Сказал Виравара — «О Мать! Я желаньем горю

Узнать этот способ, дабы воплотить поскорее
Иначе нет смысла мне жизнь, словно ношу влачить!
Сказала Земля-Мать — «Тебя нету в мире храбрее
Ты предан царю. Лишь тебя я могу научить

Поэтому слушай, о, брахман: есть храм превосходный
Который стоит совсем рядом от царских хором
Есть сын у тебя — Саттвавара, весьма благородный
Залог жизни царской — свершенье его похорон

Богине Чандике ты сына родного пожертвуй
Его обезглавив своим превосходным мечом
Коли принесешь, Виравара, сыночка ты в жертву
То будет Шудраке сто лет сама Смерть нипочём.

Ты должен свершить то сейчас же, а то будет поздно
И царь по просшествию трёх дней конечно умрёт!»
Так провозгласила Богиня вердикт этот слёзно
Воскликнул храбрец — «Я готов и помчался вперёд

Промолвила вслед Земля-Мать ему благословенье
И тут же исчезла за миг лишь растаяв как сон…
Бежал Виравара по лужам, явив своё рвенье
За ним шлёпал царь, ударяя стопой в унисон

Добравшись до дома, поднял Виравара супругу
И ей рассказал эту просьбу Богини-Земли
Сказала жена: Коль Богиня ту просит услугу
На благо царю ты сынишке собраться вели

Поднял поскорей Виравара сынишку из ложа
И молвил ему обо всём, что случилось тогда
Добавил потом он, весь этот рассказ подытожа —
— «С царём нашим, милый сынок, не случится беда,

Коль в жертву Супруге Великого Славного Бога,
Богине Чандике ты жизнь добровольно отдашь.
Царю волей Рока осталось жить очень немного:
Три дня и три ночи всего лишь, сынок милый наш!»

Внимательно выслушав речь его, сын Саттвавара,
Хоть был еще мальчиком малым, промолвил отцу —
— «В своих прошлых жизнях трудился я, видно, недаром
Влачить жизнь заради себя никому не к лицу.

Пожертвовать жизнь ради блага главы государства,
Вне всяких сомнений — великая честь для меня
Земной своей жизни закончу влачить я мытарства
За пищу, что съел я, получишь ты долг от меня

Не медли, о, Батюшка и принеси меня в жертву
Скорей к Благодатной Богине меня отведи:
Пусть примет заради царя она скромную жертву.
Оставлю постылую жизнь эдак я позади!»

Сынишку на плечи свои посадил себе тятя
И в храм той Богини скорее направил шаги
За ним Дхармавати пошла и их дочь — Виравати,
На лужах босою стопой оставляя круги.

А сам царь Шудрака шёл следом за ними попятно
От взоров скрываясь в кромешной полуночной тьме
Вся эта четвёрка предстала, одета опрятно
Пред ликом Богини, почтенье являя в уме.

За тем удивительным действом, сокрытый от взоров
Смотрел неотрывно исполненный боли король
На мраморный пол с превосходной палитрой узоров
Страж сына поставил, чтоб выполнил тот свою роль…

И сын Саттвавара воззвал во весь голос к Богине
Прими же, о, Чандика голову в жертву мою
Пусть здравствует царь сто годов непрерывно отныне
Никчёмную жизнь за него я тебе отдаю

Пока он слова говорил те, отец Виравара
Отсёк главу сыну своим превосходным мечом
Принёс главу в жертву отец и сказал — «Саттвавара
Пожертвовал жизнью и я был его палачом.

Пусть здравствует царь этой жертвой любимого сына.
И тотчас раздался из Неба раскатистый глас —
— «Добро, Виравара! Царя, своего господина
Ты этою жертвой любимого отпрыска спас!

Найдётся еще кто готовый тот подвиг содеять?!»
И царь с изумленьем то слыша, слезу уронил…
Обняла ту голову брата и стала лелеять
Сестра Виравати и стала рыдать что есть сил.

Лишилась она Саттвавары, любимого брата
И детское сердце её тут же разорвалось:
Убила её величайшая эта утрата.
Та на пол упала и руки раскинула врозь.

Сказала жена Дхармавати растерянно мужу —
— «Исполнен отныне наш долг пред Шудракой-царём,
Моя Виравати упала в кровавую лужу:
Зачем мне теперь эта жизнь, разрази меня гром!

Погибли мои два дитяти, о, муж драгоценный
И раз уж не умерла я раньше их для царя,
Позволь в их костёр мне войти, чтоб оставить Мир Бренный
И не проживать свою жизнь, боли полную зря

Ей молвил в ответ Виравара — «Ты права, пожалуй.
Заради чего ты останешься жизнь здесь влачить?
Тебя будет мучить подобно змеиному жалу
Тоска по детишкам, которую не излечить.

Чего б не отдал я, тебя чтоб от боли избавить?
Ужель не принёс я Богине, коль нужно, себя?
Сейчас мне лишь нужно ту груду поленьев составить:
Сейчас разложу я костёр для детей и тебя.»

Собрал Виравара поленья, сложил их как надо
На них уложил он дочурки и сына тела.
Стояла поблизости с маслом топлёным лампада:
Она своим пламенем этот костёр подожгла

Упав к стопам мужа родного, вскричала супруга
К Великой Богине, изваянной из серебра —
— «Пусть в следующей жизни его я вновь буду супруга!
Да здравствует царь-государь! А теперь мне пора…»

Воскликнув та женщина бросилась в яркое пламя,
Что с треском взметнулось, пустив высоко языки:
Оно трепетало как-будто победное знамя
Сжигая поленья и прошлых рождений грехи.

Тогда Виравара задумался — «Выполнил долг я
Перед царём моим, что был так добр ко мне:
То глас из Небес подтвердил. Вот, теперь словно волк я:
:Совсем одинокий остался. На что это мне?

За всё, что я съел у царя, заплатил я с лихвою;
Семью содержать бы я рад, но её ныне нет.
Чтож, жертву теперь принесу я своей головою
Пред ликом Богини избавившись плотских тенет

Воспел он такую молитву — «Послушай, Богиня!
Трезубца Носительница, Вся Победа Тебе!
Убившая демона Руру Благая Богиня,
Убившая злого Махишу, Победа Тебе!

О, Лучшая из Матерей, что Лелеет Три Мира,
Творящая праздник для мудрых: Победа Тебе!
Стопы Твои есть объект поклоненья для Мира:
В них кроется Освобожденье. Победа Тебе!

Победа Тебе, Смуглокожая: вся Тебе Слава!
Украшенная Черепами: Победа Тебе!
Пусть будет Удача Тебе и Богатство и Слава:
На благо Шудраке главу приношу я Тебе!»

Закончив молитву свою наконец, Виравара
Вмиг выхватил меч и главу свою им отрубил.
То зрел царь Шудрака и думал — «Ай да Виравара!
Заради меня пред Богиней себя он убил!»

Весьма потрясённый король прослезился при этом,
Подумав с большим восхищеньем — «Великий герой!
Твой каждый поступок осиян Божественным Светом!
В миру под Луною тебе не найдётся второй!

То, что совершил ты, дружище — есть Верх Благочестья!
Неслыхан, невидан сей подвиг нигде и никем:
Великий душой Виравара, тебе воздам честь я!
Зачем ты семьёю пожертвовал друг мой, зачем?!

Откуда берутся в миру вот такие герои,
Что скромно, безропотно жизнь отдают за царя?!
Зачем жизнь такая, которой живут лишь изгои:
:Коль подвиг такой не свершу, то живу я здесь зря!»

И с теми словами он вынул свой меч драгоценный
И пред изваяньем Богини предстал тот король —
— «Стоит пред Тобою, Богиня слуга Твой смиренный
Ты милость ему оказать, о, Благая, изволь!

Прими мой нижайший поклон, о, Благая Богиня!
Прими бесполезную голову горе-царя!
Пусть жив будет страж Виравара, что носит то имя
Как я убедился, вне всяких сомнений, не зря!

За то, что он жизнь свою отдал, пускай он восстанет
Совместно с семьёй своей всей: то желанье моё.
Сердечный порыв отплатить за всё то меня тянет:
Прими же, Богиня Чандика, моё бытиё!

И тут царь занёс острый меч над своей головою
И голос раздался из Неба — «О, царь, не спеши!
Твоё благородство узрев, Я довольна тобою!
Воскреснет семья Виравары, Великой души!»

Как только Богини слова прозвучали, так тут же
Восстал Виравара а также супруга с детьми.
Им жизни вернуть ту Богиню король удосужа,
Стал снова опять невидимкой, сокрывшись в тени.

Не мог насмотреться на них царь своими глазами
И взор его сильно мутился от радостных слёз…
Узрев жену, сына и дочку своими глазами,
Весьма Виравара опешил и задал вопрос —

— «Вы в прах обратились недавно: так как же вы живы?
Да сам я, себя обезглавив, по-прежнему жив…
Мы все, как и прежде здоровы, сильны и красивы…
Неужто мой ум, как корабль, натолкнулся на риф?

Жена Дхармавати сказала — «Наверное это
Была милость Чандики, что воскресила всех нас!»
— «Вне всяких сомнений, была наша песенка спета,
Но зрим мы друг друга!»: возвысили дети свой глас.

— «Вне всяких сомнений, Великой Богини то милость,
Что мы заслужить, вне сомненья, никак не могли!»
Сказал Виравара — «Ну что же, к нам жизнь возвратилась
Домой поскорее, жена и детишки пошли!»

Оставив их там, Виравара вернулся на место
И встал, как ни в чём не бывало у царских ворот
А царь, что всё видел, опять возвратился на место
И молвил с балкона — «Эй, кто там стоит у ворот?

Ответил царю его стражник — «То я, Виравара:
Я женщину, ту, что рыдала пытался найти,
Как ты повелел мне, но всё то, к несчастию даром:
Исчезла она предо мной, словно чёрт во плоти!

Всё выслушал царь, правду знавший и был поражённый —
— «Душа благородная страж мой, сомнения нет!
Он — океан милости, думаю я, что — бездонный
И льёт в мир порока как Солнце Божественный Свет

Свершив такой подвиг, которому нету подспорья,
О нём не желает мой страж предо мной поминать.
Хотя, вне сомненья: чудесная эта история,
Достойна того, чтоб всю правду о ней рассказать.

И, с мыслями теми король удалился с балкона.
Весь ночи остаток провёл он в покоях дворца…
Царь-Солнце поднялся уж из-за Черты Рубикона
И Землю лучами согрел, суть являя отца…

Как утро настало, оставив свой пост, Виравара
Явился к царю на приём как обычно в тот час
Поднялся король и сказал — «Вот мой друг, Виравара
Меня этой ночью, министры от смерти он спас!

Всё, что я скажу вам при этом, я видел воочью
Послушайте вы то, что было недавно совсем
И он рассказал им подробно что было той ночью:
Услышав рассказ тот, они были в шоке совсем

Прелюдно поведав об этом, глава государства
Обнял Виравару и огласил свой указ
Отдать Вираваре и сыну в награду два царства
«Да здравствует царь Виравара!»: послышался глас.

И так они стали друзьями и счастливо жили
Всегда помогая друг другу в различных делах
Друг другу равны, пребывали цари эти в силе
Неся своим подданным радость и множество благ.

Историю кончив рассказывать, молвил Ветала
О, царь Пратиштханы, опять мы займёмся игрой
В истории этой благих персонажей немало
Но кто же из них, государь, самый главный герой

А коль не ответишь, то лопнет на сотню кусочков
Твоя голова, что несёт златой царский венец
В строках твоей жизни появится жирная точка
Я жду твой ответ, о, носящий корону мудрец.

Ответил Хранитель Земли — «То монарх Шобхавати
Ветала ему возразил — «Не согласен я, царь
Считаю я, царь, Виравару за главного, кстати
Ему равных нет на Земле: согласись, государь!

Жена его также не хуже: она героиня,
Поскольку взирала как сына вели на погост
Жены Виравары в веках прославляемо имя…
И сын Виравары хоть мальчик, но духом не прост!

В своём том геройском поступке, воистину смелом
Он дар драгоценный дороже всех кладов отдал:
Хотя и ребёнок он, царь, но пожертвовал телом
Заради того, чтоб царь править страной продолжал!

Ты мне объясни, государь почему твоё мненье,
Что царь Шобхавати средь них самый больший герой:
Ответил ему государь — «Ты отбрось все сомненья
И слух свой ответ уловить для меня ты открой:

Не может быть большим героем храбрец Виравара:
:Живот государя хранить — такова его роль.
Ценой жизни близких, царя он хранить должен яро
И телом пожертвовать даже, чтоб жив был король!

Жена Виравары — хотя весьма благочестива,
Не может забрать себе титул «Главнейший Герой».
Долг благочестивой жены это прямо иль криво
Идти по супруга стезе, без протеста, второй!

Подобен им сын Саттвавара: ведь какова пряжа
Такая, вне всяких сомнений получится ткань
Во сне им сравниться с царём не предвидется даже
Поэтому, друг мой ты спорить со мной перестань

А этот правитель страны распростёр своё тело
Чтоб жизнь возвратить того стража детей и жены
Ведь жизнью слуги своего царь пожертвует смело
Без всяких сомнений на это и чувства вины

Те выслушав речи сбежал вместе с трупом Ветала
Вернувшись незримо на прежнее место своё
Но царь понимал, что ему отступать не престало —
— «Зело непреложно монархшее слово моё

Тот царь, как и прежде, свой курс проложа сквозь кладбище
Шел к древу шиншапа,  чтоб труп поскорее унесть.
Он слышал как ветер средь ночи неистово свищет
И воют шакалы, пуская недобрую весть…

продолжение: Рассказ пятый

Опубликовал: админ. Время публикации: 23.02.2014 в 16:02 в рубрике Без рубрики, а также в темах: Вы можете комментировать эту запись.

Поблагодарить. Или оставить отзыв:

biaxin 500mg diclofenac price cell phone software spy